Грех к смерти в 1 Иоанна 5:16, 17

 

      1. Замечания о контексте

Для того, чтобы иметь верный базис в оценке выбранного текста стоит потратить некоторое время для упоминания основных тем, которые обсуждает Иоанн в своем послании.

1а. Заверение верующих во Христа в том, что они имеют вечную жизнь (5:13), они имеют Ходатая (2:1), они имеют общение с Триединым Богом (1:4), они являются детьми Божьими (3:1), они являются победителями мира (5:5).

1б. Контраст между детьми Бога и дьявола, света и тьмы. Грех и правда, любовь и ненависть, вера в Христа и Его отвержение как отличительные признаки одних и других (3:8-10).

1в. Обличение ереси, отвергающей Христа, пришедшего во плоти. Дух Божий и дух антихриста (4:1-6). Лжеучителя, вышедшие из общины (2:18-19).

1г. Непосредственным контекстом отрывка является молитва (5:14-15).

 

      1. Текстуальные наблюдения и проблемы

16 Ἐάν τις ἴδῃ τὸν ἀδελφὸν αὐτοῦ ἁμαρτάνοντα ἁμαρτίαν μὴ πρὸς θάνατον, αἰτήσει καὶ δώσει αὐτῷ ζωήν, τοῖς ἁμαρτάνουσιν μὴ πρὸς θάνατον. ἔστιν ἁμαρτία πρὸς θάνατον· οὐ περὶ ἐκείνης λέγω ἵνα ἐρωτήσῃ. 17 πᾶσα ἀδικία ἁμαρτία ἐστίν, καὶ ἔστιν ἁμαρτία οὐ πρὸς θάνατον.1

16 Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. 17 Всякая неправда есть грех; но есть грех не к смерти. (1 Иоанна 5:16-17, РСП)

В основном я считаю перевод РСП довольно точным, и в ходе работы буду ориентироваться на него. Однако следует упомянуть о нюансах, которые не являются однозначными. Фраза, которая вызывает трудность – αἰτήσει καὶ δώσει αὐτῷ ζωήν.

Апостол употребляет оба глагола αἰτήσει и δώσει в одном времени, лице, залоге и наклонении. Это будущее время, активный залог, изъявительное наклонение и третье лицо. Однако, РСП как и большинство переводов, во-первых переводит αἰτήσει повелительным наклоенением - «пусть молится», а во-вторых относит глаголы к разным подлежащим. Молиться должен верующий, видящий согрешающего брата, а жизнь ему даст Бог. К слову, αἰτew обозначает «просить», «требовать».

Итак переводчики в основном переводят это слово повелительным наклонением. Возможно, они исходят из контекста и еврейского фона автора. Заповеди в Торе даны также не в повелительном, но изъявительном наклонении будущего времени. Подобно и Господь в Мк. 12:30-31 использует эту же форму ἀγαπήσεις. И некоторые комментаторы согласны с этим.2Однако есть и такие, которые считают прямой перевод будущем временем вполне уместным.3 В таком случае αἰτήσει должно перевести «и будет просить», а слова Иоанна — скорее ободрением, чем повелением.

Следующей трудностью является введение нового имени подлежащего «Бог» по отношению к глаголу «даст». Это вполне объяснимо, потому что именно Бог является тем, кто дает жизнь. И вполне очевидно, что Бог, так или иначе присутствует в этом тексте, потому что просьба, или молитва, может относиться только к Нему. В то же время по мнению некоторых комментаторов без этого введения вполне можно обойтись, оставив глагол «даст» при том же подлежащем, и тогда структура будет напоминать ту, которую мы видим в послании Иакова, где говорится о том, что отвративший грешника от грехов спасет его душу (Иак. 5:20). Так обличитель становится своего рода «спасителем», а здесь молящийся «даятелем жизни».4

На мой взгляд второе уместно лишь в случае принятия первого вывода. То есть, если мы переводим оба глагола в одной форме, тогда можно говорить об едином подлежащем. В противном случае, аргумент простой и тесной связи глаголов теряет силу, и введение нового подлежащего имеет смысл. Потому я предлагаю выбор перевода между следующими альтернативами:

а. «пусть молится, и Бог даст ему жизнь»

б. «будет молиться и даст ему жизнь»

Я не имею достаточных оснований, чтобы сделать явный выбор между ними, и однако я более склонен к принятому переводу а. Большинство авторов и переводчиков придерживаются этой точки зрения. Параллель с Иак. 5:20 представляется мне не убедительной в виду разных тем, о которых ведется речь. И также конец стиха «не о том говорю, чтобы молился» подразумевает просьбу или призыв, звучащую раннее, что более подходит варианту а.

Говоря о текстуальных трудностях, следует заметить и форму, в которой автор выражает свое отношение к молитве о том, кто грешит грехом к смерти. Он не выражает явного запрета на подобную молитву, но он как бы уточняет свою просьбу. Он не говорит о молитве за того, кто согрешает грехом к смерти. То есть его побуждение молиться не относится к молитве за тех, кто согрешает подобным грехом, хотя нельзя сказать, что он явно ее запрещает.5

      1. Толкование

Разделение грехов

Безусловно, наиболее интересным богословски вопросом является разделение Иоанном грехов на грехи к смерти и не к смерти, и разделение тех, кто согрешает не к смерти и к смерти. В ходе данной работы я попытаюсь разрешить именно этот вопрос.

Сначала надо принять во внимание соображения, которые дает сам текст. Автор просит молиться о согрешающем брате, но тут же оговаривается, что речь идет о брате, согрешающем «грехом не к смерти». И после этого он разделяет понятия греха «к смерти» и «не к смерти». Молиться следует именно о первом. И относительно его Иоанн заверяет, что такому будет дана жизнь.

Прежде всего стоит сказать, что разделение на «грех к смерти» и «не к смерти» не может значить, что есть грехи, не заслуживающие смерти. Слово Божие ясно говорит: «ибо возмездие за грех смерть» (Рим. 6:23). Таким образом, Иоанн не разделяет грехи на те, что заслуживают смерть в качестве справедливого возмездия, и те, которые заслуживают другого, более легкого наказания. И сам Иоанн в 17 стихе опять отождествляет грех и неправедность. В стихе 2:1 он призывает не согрешать братьев. Иоанн в любом случае относится к греху со всей серьезностью.

Скорее Иоанн говоря о концепции «греха к смерти» и «не к смерти» говорит о грехе, который влечет за собой смерть, или ведет человека к смерти, и о таком, который не делает этого. То есть речь идет скорее не о смерти как наказании (которое должно быть общим для всех грешников), а логическом и неизбежном последствии такого греха6. Но можно ли сделать подобное разделение ввиду ряда отрывков которые похоже говорят о грехе вообще и свидетельствуют о том, что он неизменно влечет за собой смерть? (Быт. 2:15, Иак. 1:15, Рим. 7:10-11, Еф. 2:1). Мэтью Генри предлагает определить грех к смерти, как грех несовместимый с жизнью и верой.7 Но как можно определить эти грехи? Что в них такого особенного, что заставляет Иоанна говорить о них как о грехах к смерти?

Параллели в Писании

Исторически комментаторы искали параллели между исследуемым отрывком и другими библейскими близкими концепциями8:

а) смертный грех, как особый вид греха, который неизбежно влечет за собой смерть физическую либо духовную. Подобные грехи довольно ясно были выделены в Моисеевом законе, как грехи, совершенные «дерзкой рукой» (Числ. 15:30). На них не распространялось прощение, предлагаемое системой жертвоприношений, но они должны были обязательно караться либо смертью, либо изгнанием из общества Господнего. Например, за убийство без причины нужно было брать на смерть даже от жертвенника Господня (Исх. 21:14). Смерти подлежали блудники и идолопоклонники (Лев. 20). По аналогии с этим возникло понятие смертного греха. В основном эти же грехи, о которых говорилось с Ветхом Завете, были предложены отцами церкви (в частности, Тертуллианом) как смертные грехи9. Возможно, концепция, имеющая основание в подобном ветхозаветном принципе греха «дерзкой рукой» может быть найдена у Павла в послании Коринфянам, где он приказывает отлучить человека, совершившего грех кровосмешения (1 Кор. 5:5).

б) Хула на Святого Духа. Кажется, параллель с грехом против Святого Духа, хулой на Святого Духа возникает довольно естественно. Ведь Иисус говорит, что всякий грех и всякая хула человеку прощена будет, но тому, кто согрешает против Святого Духа не будет прощения ни в этом веке ни в будущем. Кажется, тут тоже Иисус говорит о двух видах греха, и об особом грехе, не имеющем прощения (Мф. 12:31,32).

Однако контекст отрывка о хуле на Святого Духа, кажется, подразумевает клевету на действие Святого Духа. Когда явная работа Духа Божия сознательно называется работой сатаны. Похоже, что Иисус именно такое отношение называет хулой Святого Духа. Но, в том же отрывке, речь идет и непосредственно о личности и делах Христа. Потому хула на Святого Духа представляется очень тесно связанной и непосредственно с отвержением Христа. Хотя многие комментаторы, предлагают не искать связи между хулой на Святого Духа и нашим отрывком10, я предполагаю, что она может быть найдена. Ведь евангельский конфликт между Христом и фарисеями, между верой и неверием, особенно остро показан самим Апостолом Иоанном в своем Евангелии. Иудеи жестко и последовательно отвергаются от Христа, отказываются признавать Его Мессианство, гонят Его, и, впоследствии, действительно убивают Его. Они называются детьми дьявола и слепыми в Евангелии. И здесь вполне может быть найдена связь с тем, о чем говорит Иоанн в нашем отрывке.

Концепция греха в Послании

Однако, упомянув эти параллели, нужно сказать, что определение греха к смерти должно быть найдено в контексте самого Послания. Большинство комментаторов предлагают этот подход, и я вполне согласен с этим.11

Рассмотрим упоминание греха в послании Иоанна. Иоанн широко использует концепцию греха и предает ей большое значение. Согласно Иоанну грех является отличительной чертой дьявола и его детей: Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. (3:8а) В отличии от них, рожденные от Бога не делают греха, но делают правду (7, 9), и исполняют Его заповеди (3:24), поступая как Он (2:6). О грехе же говорится, как об антониме праведности, то есть как о неправедности или о беззаконии(5:17). Согрешающий не исполняет Божьих заповедей (2:4).

У Иоанна соблюдение заповедей очень тесно переплетено, и фактически параллельно любви к братьям и к Богу (4:20, 21), а грех в свою очередь — ненависти. Кто рожден от Бога — тот любит братьев, а кто не любит — тот от дьявола (3:10-12), и от мира (3:13).

Кроме того, как упоминалось выше, важной темой послания является обличение лжеучителей. Иоанн говорит о тех, кто «были с нами, но вышли», и по всей видимости именно они были теми, кто отвергал «Христа, пришедшего во плоти», кто был от мира, и был обладаем духом антихриста (2:18, 19; 4:5). Эта тема безусловно также связана с темой греха.

Братья и лжебратья. Не перфекционизм.

Чтобы найти решение, нам нужно несколько остановиться и высказать еще одно наблюдение, которое может нам помочь. Вернемся к контексту нашего отрывка. Выше я сказал, что ближайшим контекстом является молитва. Однако ввиду значимости концепции греха для послания Иоанна, слова Иоанна о согрешающем брате и о грехе к смерти и не к смерти имеют отношение к общему учению Иоанна о грехе.12 Более того, в виду того, что Иоанн не говорит о грехе, как о некоей концепции отдельной от человека, совершающего грех, то следует искать отношение между согрешающими людьми в рассматриваемом отрывке, и согрешающими или не согрешающими во всем послании.

Поясню, что я имею в виду. Как было указанно, Иоанн говорит о грехе как об основной характеристике детей дьявола, людей мира, отпадших лжеучителей и антихристов в противовес детям Божьим. Здесь же он говорит о тех, кто согрешает смертным грехом, о ком он не просит молиться, и кого он, по сути не называет братом, он говорит «περὶ ἐκείνης», «о таком». Того же, кто согрешает грехом не к смерти, он называет братом.

Прежде всего я вижу в этом с одной стороны смягчение противопоставления, сделанного Иоанном ранее, но в то же время, выдерживание его сути. То есть, если ранее Иоанн делал не раз жесткие противопоставления согрешающих и не согрешающих, то здесь он их смягчает. Хотя в учении Иоанна нет перфекционизма. Например, в 1:8 он говорит: «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас.». В 2:1 он предполагает, что христиане могут согрешать и предостерегает их от этого. В то же время провозглашает существование Ходатая за грехи наши. В 3:1-3, непосредственно перед тем, как утверждать беззаконие как основную характеристику детей дьявола, он говорит о том, что дети Божии все еще не совершенны, и все еще должны очищать себя, и они совершают это в эсхатологической надежде. Все это явно подразумевает то, что Иоанн не предполагает совершенное послушание и свободу от греха детей Божьих.

И тем не менее его жесткие противопоставления могут быть ошибочно поняты и в ключе перфекционизма. Не могли ли они вызвать у христиан, которым писал Иоанн, подобных ошибок и смущения? Не могли ли стать христиане этой общины слишком подозрительными друг к другу? Эта община безусловно испытала определенные потрясения, она была смущаема лжеучителями и лжебратьями, которые впоследствии вышли от них. И проблема все еще не была решена окончательно, о чем мы можем судить, исходя из самого характера послания, и вообще, его существования. Как отделить настоящих братьев от братьев ложных? Иоанн предлагает ряд критериев, основными из которых является грех, как беззаконие, отсутствие любви и отвержение Христа, пришедшего во плоти (следование ереси). Но следует ли воспринимать как «не нашего», «дитя мира», «дитя дьявола» всякого согрешающего? Иоанн отвечает: нет, нельзя. За согрешающего брата следует молиться. Потому что есть грехи не только к смерти, но и не к смерти. Потому не все согрешающие не являются братьями и являются детьми дьявола и последователями лжеучителей. При этом, говоря о грехе к смерти, и не говоря о молитве за таковых, Иоанн ничуть не смягчает своей позиции по отношению к ним.

Грех к смерти и христианская община.

Из всего сказанного, мне ясно, что говоря о людях, грешащих грехом к смерти, Иоанн говорит именно о тех, кто был вовлечен в христианскую общину, проявил те качества, о которых Иоанн и пишет, и отпал, либо был близок к отпадению. И именно эти качества, проявленные в данном контексте и являются грехом к смерти, о котором говорит Иоанн. Это первый ясный вывод, который мы можем сделать.

Можно попробовать дать ответ на вопрос, должны ли они все присутствовать в человеке, чтобы считать его согрешающим к смерти? То есть должен ли он быть беззаконником, ненавидящим, любящим мир и держаться антихристианского учения одновременно? На мой взгляд, в послании сложно как-то разделить эти характеристики. О беззаконниках говорится также как о ненавидящих, а о антихристах — как о говорящих по- мирски. У Иоанна это одни и те же люди.

Тут следует ясно отметить, что о грехе к смерти нельзя говорить как о грехе мирских людей, которые не имеют отношения к христианской общине. Другими словами, Иоанн ничего не говорит здесь о грехах людей мира, неверующих людей, которые являются объектом проповеди Евангелия. На этом основании можно смело отвергнуть толкование отцов церкви, что якобы существуют конкретные смертные грехи, такие как убийство, блуд, идолопоклонство, которые не могут быть прощены, и неизменно ведут к смерти, грехи, от которых нельзя оправдаться Кровью Христа, или которые исключают возможность покаяния.

Это будет подтверждено и ветхозаветным, и новозаветным свидетельством. Так называемые грехи совершенные «дерзкой рукой» само собой подразумевали лишь людей принадлежащих к народу завета. Приказ Павла предать сатане человека, виновного в кровосмешении, подтверждает это.

Если говорить о контексте христианской общины и смертном грехе, то я укажу здесь на параллель и с грехом против Святого Духа, сутью которого является осознанное и последовательное отверждение Христа. Лжеучителя и лжебратья, будучи внутри христианской общины, безусловно проявляли именно это качество.

Итак, о смертном грехе стоит говорить в контексте христианской общины, а не в контексте мира. И о нем стоит говорить как о грехе, который несовместим с пребыванием в христианской общине. Это второй ясный вывод касательно греха к смерти.

Итак, мы определили, что грехом к смерти у Иоанна следует считать проявление тех качеств, которые свойственны детям дьявола и несовместимы с пребыванием в общине христиан. Грешащие таким грехом, у Иоанна должны выйти из общины. Возможно, они также должны быть изгнаны из общины, однако, не видно, чтобы Иоанн писал об этом прямо. Но он будет писать во втором своем послании о том, что с такими следует решительно избегать общения, что безусловно предполагает дисциплину.

Неизбежность духовной смерти?

Далее, следует подумать о том, насколько решительно употреблены слова «к смерти». Обозначают ли они то, что те, кто совершают подобные грехи, кто проявляет качества антихриста, детей дьявола и мира, находясь в христианской общине, и отпадают от нее, неизбежно подлежат вечной погибели? Я не думаю, что здесь смерть можно понимать как физическую смерть, потому что Иоанн нигде не говорит о ней так, и нет никакой речи о физической смерти или даже о болезнях, как о последствиях греха. Но Иоанн говорит об их принадлежности к дьяволу и пребывании в смерти (3:14). Потому речь безусловно идет о духовной смерти.

Но насколько она неотвратима? Можно ли остановить движение этих людей к ней? Мне кажется этот вопрос не особенно волнует Иоанна. Как я писал, в построении Иоанна не видно явного запрета на молитву о них, он явно указывает, что они пребывают в смерти, и находятся на пути к ней, они должны быть изъяты из христианской общины. Однако, что с ними будет далее, его не особенно занимает. Он не особенно обеспокоен их судьбой. И это не удивительно, ведь они не являются братьями, напротив, они являются антихристами. Бог Иоанна есть любовь, и однако, в этих людях нет любви Божьей (2:15, 3:17). Иоанн непрестанно говорит о любви как о характеристике детей Божьих, и однако он всегда говорит о ней в контексте отношений с Богом и в контексте христианской общины. Я не говорю о том, что не надо любить неверующих, но это не тема послания Иоанна. И тем более не его тема — любовь к антихристам и забота об их судьбе.

Я не согласен с тем, что грех против Святого Духа — это некоторое законченное во времени действие, которое навсегда закрывает человеку способность к покаянию. Иначе, например, апостол Павел, который совершал самые тяжелые грехи противясь Христу и гоня Его церковь, никогда не был бы спасен. Однако безусловно, мы имеем в Новом Завете ряд очень серьезных предостережений против отпадения от веры. Сам Христос предостерегает о худшем (Лук. 11:26) человека, не посвящающего себя Его делу после покаяния. Автор послания к Евреям говорит о невозможности обновлять таковых покаянием (Евр. 6:6). Подобное говорит и апостол Петр (2 Пет. 2:20-22).

Потому в любом случае слова Иоанна о грехе к смерти очень серьезны. Мы можем говорить о том, что люди, грешащие грехом смерти, во-первых, находятся в состоянии смерти и являются детьми дьявола. Во-вторых, они, будучи членами церкви Христовой, зная Евангелие и некоторое время исповедуя его, теперь активно и осознанно противятся Христу, сознательно отвергнув Его и Евангелие, и потому подлежат тем тягчайшему осуждению. Мы можем говорить об особенном ожесточении их сердец. Впасть в подобное состояние — страшно. На этом я остановлюсь в толковании неотвратимости смерти, потому что, считаю, что Иоанн не отвечает на этот вопрос.

Согрешающие братья — правда братья?

То же, что волнует Иоанна больше, чем судьба согрешающих к смерти — это судьба согрешающих не к смерти. Это судьба тех, кого он называет «согрешающими братьями». Она волнует его именно потому, что они являются братьями. Я не согласен с выводом Стотта, что нужно считать этих людей неверующими, на основании всего вышеизложенного. В таком случае этот отрывок, при всей логике и красоте толкования, предлагаемого Стоттом, выпадает из общего контекста послания и не служит его разъяснению. Я считаю линию, приведенную мной (в некоторой мере я следовал толкованию Маршалла) более соответствующей логике Послания, чем предложения Стотта.

Основной аргумент Стотта основывается на утверждении Иоанна о том, что благодаря молитве согрешающему будет дана жизнь. А значит, он ее не имел, и потому не был братом во Христе в строгом смысле13. В то же время те, кто действительно являются верующими во Христа, по заверению Иоанна уже имеют жизнь вечную (5:11-13).

Есть и альтернативные мнения по отношению к данному толкованию14. Я же предположу, что согрешающему брату, будет дана жизнь в противовес смерти. По словам Иоанна, те, кто грешат к смерти, одновременно пребывают в смерти (3:14) и приближаются к смерти. Подобно и согрешающие не к смерти имеют жизнь и в то же время получают жизнь. Они будут избавлены от смерти, грозящей тем, что грешат к смерти, и им будут даны блага вечной жизни во Христе более полно.

Кроме того, по мнению некоторых комментаторов, подобная риторика Иоанна свидетельствует и о его крайне серьезном отношении ко греху и его последствиям.15 Опять подчеркнем, что Иоанн говорит о грехе без компромиссов. Они все серьезны. И кто знает, где та черта, когда человек станет грешить к смерти, и перестанет быть братом? Потому решение вопроса греха, борьба с грехом действительно является для верующего вопросом жизни и смерти.

Итак, забота и переживание об этих братьях и является основной заботой для Иоанна. Он любит их и просит верующих молиться о них. В то же время, и сами верующие должны быть готовы к молитве друг за друга, во время искушений.

Если кратко подумать о том, каким именно образом молитва даст жизнь этим братьям, я думаю следует указать, во-первых, на то, что посредством такой молитвы Господь, убережет Своих детей от дальнейшего падения, во-вторых, даст покаяние в грехах, в-третьих, наполнит более полнотой жизни.

Заключение

Итак, на основании приведенного анализа можно прийти к заключению, что Иоанн, говоря о согрешающих к смерти и не к смерти, еще раз возвращается к противопоставлению между детьми дьявола и Божьими. Это противопоставление должно быть рассмотрено именно в контексте христианской общины, а не мира. Иоанн отвергает перфекционизм, но не смягчает своего отношения к лжеучителям в церкви. Такие люди не могут находиться в христианской общине и должны либо выйти либо быть отлученными. Они находятся в поистине страшном состоянии, и однако Иоанна не интересует их дальнейшая судьба. В то же время его отношение к согрешающим братьям в церкви, хотя не менее серьезно, но полно заботы. Он убеждает, что молитва за таковых даст им жизнь.

Список использованной литературы.

1. Marshall, I. H. (1978). The Epistles of John. The New International Commentary on the New Testament (248). Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Co.

2. Utley, R. J. (1999). Vol. Volume 4: The Beloved Disciple’s Memoirs and Letters: The Gospel of John, I, II, and III John. Study Guide Commentary Series (242). Marshall, Texas: Bible Lessons International.

3. Stott, J. R. W. (1988). Vol. 19: The Letters of John: An Introduction and Commentary. Tyndale New Testament Commentaries (188). Downers Grove, IL: InterVarsity Press.

4. Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (194). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

5. Мэтью Генри, Толкование на книги Нового Завета, Евангелие от Матфея, т. 2.

1  Aland, K., Black, M., Martini, C. M., Metzger, B. M., Robinson, M., & Wikgren, A. (1993; 2006). The Greek New Testament, Fourth Revised Edition (with Morphology) (1 Jn 5:16–17). Deutsche Bibelgesellschaft.

2In his exhortation the author uses a future form of the verb ‘to pray’, but here it carries the sense of command.   Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (190). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

3The verb translated he should pray is in the future tense, and is correctly rendered by rsv ‘he will ask’. It expresses not the writer’s command but the Christian’s inevitable and spontaneous reaction.  Stott, J. R. W. (1988). Vol. 19: The Letters of John: An Introduction and Commentary. Tyndale New Testament Commentaries (185). Downers Grove, IL: InterVarsity Press.

4the verbs are so simply and closely coupled in the Greek (aitēsei kai dōsei), that a different subject would appear forced. It is better to accept the ascription of real efficacy to prayer (as in v. 15), so that, under God, he who asks life for a brother may be said not just to gain it for him but actually to ‘give’ it to him. In either case the him to whom life is given is the sinner, not the intercessor. Cf. James 5:15, 20, where the prayer of faith for a sick man and the one who brings back a sinner are both said to ‘save’ him.  Stott, J. R. W. (1988). Vol. 19: The Letters of John: An Introduction and Commentary. Tyndale New Testament Commentaries (185–186). Downers Grove, IL: InterVarsity Press.

5True, he does not explicitly forbid prayer, as God forbade Jeremiah to pray for the people of Judah (Jer. 7:16; 11:14; 14:11; cf. 1 Sam. 2:25); but he does not advise it, for he clearly doubts its efficacy in this case.  Stott, J. R. W. (1988). Vol. 19: The Letters of John: An Introduction and Commentary. Tyndale New Testament Commentaries (186). Downers Grove, IL: InterVarsity Press.

6When the author speaks of a sin that ‘leads to death’ (pros thanaton), he is referring to the outcome of such sin.   Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (192). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

7Смотри Генри М., Толкование на все книги Нового Завета, стр. 146

8The distinction between sins that do and do not lead to death has been explained in numerous ways. One approach is to explain it in terms of the OT distinction between sins committed unintentionally and sins committed defiantly (Lev 4:2; Num 15:22–25, 30–31; cf. 1QS 8:21–9:2). However, there is no hint in 1 John that this is the distinction the author has in mind. Another approach involves identifying the sin that leads to death with blasphemy against the Holy Spirit (Mark 3:28–30). Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (193–194). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

9Traditionally it has been defined in terms of sins for which there was thought to be no forgiveness (murder, idolatry, apostasy, adultery, etc.)   Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (192). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

10This identification is most unlikely because it fails to note the explanation given by Mark concerning the nature of this sin, that is, that it involves ascribing the miracles of Jesus to the work of the devil. There is no hint of this in 1 John.

  Kruse, C. G. (2000). The letters of John. The Pillar New Testament Commentary (194). Grand Rapids, MI; Leicester, England: W.B. Eerdmans Pub.; Apollos.

 

11But what kinds of sin fall into these two categories? Here we turn to the evidence of the Epistle itself. It is plain that the author is most concerned about the sins which are incompatible with being a child of God, and these are summed up in denial that Jesus is the Son of God, refusal to obey God’s commands, love of the world, and hatred of one’s brothers.

  Marshall, I. H. (1978). The Epistles of John. The New International Commentary on the New Testament (247). Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Co.

12But it is unlikely that John was simply giving an illustration of what he meant. On the contrary, it would seem that he has been deliberately leading up to this as his main topic. Throughout the Epistle he has been warning his readers against falling into sin, and stressing that sin is the characteristic of those who are not born of God. He has drawn the lines between believers and unbelievers as clearly as possible. Now, as he attempts to reassure his readers that they are children of God, the question of their sin once more arises, and he takes it up again, arguing that the prayers of believers can secure life for their fellow Christians when they fall into sin.   Marshall, I. H. (1978). The Epistles of John. The New International Commentary on the New Testament (245–246). Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Co.

13An important point, to which commentators surprisingly give no attention, is that he is given life in answer to prayer. This means that, although his sin does not lead to death, he is in fact dead, since he needs to be given life. For how can you give life to one who is already alive?  Stott, J. R. W. (1988). Vol. 19: The Letters of John: An Introduction and Commentary. Tyndale New Testament Commentaries (188). Downers Grove, IL: InterVarsity Press.

14The theological and lexical problem here is the meaning of the term “life” (zoā). Normally in John’s writings this refers to eternal life, but in this context it seems to mean restoration to health or forgiveness (i.e. much like James’ use of “save” in James 5:13–15). The person prayed for is called “a brother” which strongly implies a believer (by John’s own use of the term for his readers).  Utley, R. J. (1999). Vol. Volume 4: The Beloved Disciple’s Memoirs and Letters: The Gospel of John, I, II, and III John. Study Guide Commentary Series (242). Marshall, Texas: Bible Lessons International.

15If his sin does not lead to death, why does his brother need to pray that he may have life? John does not answer this question, and any answer must be speculative. The clue is supplied by verse 17 where John reminds his readers that all wrongdoing is sin, and yet there is sin that does not lead to death. Sin remains sin, and sin is dangerous, because it is the characteristic of life apart from God. Sin remains a blemish on the life of God’s children. Further, we have not been able to isolate any particular types of sin which fall into either of the two classes.   Marshall, I. H. (1978). The Epistles of John. The New International Commentary on the New Testament (248). Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Co.

 

 

Leave a Reply